В современных международных отношениях существует цепь явлений, которые дают повод многим аналитикам высказываться о появлении новых разделительных линий. В первую очередь, речь идет о «чуме XX века», и на данный момент XXI века — национализме.

Национализм – идеологическое и политическое направление, основанием которого является мысль о ценности нации и ее первичности в государстве. В нем существуют различные течения, многие из которых расходятся друг с другом в определенных взглядах. В основном национализм распространяет верность и преданность своему народу, политическую независимость и стремление к работе во благо своего собственного народа и страны. Он держится на национальном чувстве, что родственно патриотизму. https://riasv.ru/

Факт существования национализма имеет за собой историческую черту, и он также всегда фигурировал в международных отношениях. Из поколения в поколение людям переходят гены неприязни, появившиеся столетия назад, а государства при помощи ухищренной формы влияния на сознание поддерживают это состояние.

Выставление национализма на первый план стало внезапным для большей части нынешних политиков и дипломатов. Мировой экономический кризис открыл для нас, что тема национального самоопределения — одна из особенно назревших в науке о международных отношениях, потому как она прямо касается безопасности субъектов, прежде всего самих государств. Под воздействием ухудшающегося положения люди во многих странах стараются отыскать способы отстаивания своих интересов.

Национализм проявляет необыкновенную жизнестойкость и в наш век глобализирующегося мира, где четкие процессы соединения человеческого общества в общий организм вроде как не оставляют ему пространства и когда цивилизованная современность стремится не принимать, вопреки реалиям мирового развития, его умение положительно воздействовать на историю людей. Для науки и политики существенно необходимо знать: является ли национализм только лишь пережитком истории, злой тенью прошлого в современном мире, или же человечество продолжает нуждаться в его развитых формах для снабжения комфортного обиталища для всех народов мира в ближайшем или отдаленном будущем.

При анализе самих международных отношений и внешней политики государств больше подчеркивается внимание на их виды: политические, экономические, правовые, военные и т. д. Но в нынешних условиях этого явно недостаточно, потому что скрывается сама сущность международных отношений, и возникает так называемая межнациональность. Глобализация как объективный процесс осложнила проблему в первую очередь не взаимоотношений между странами, а отношений самих людей, относящихся к разным нациям и этносам. Например, многие локальные вооруженные конфликты в 90-е гг. XX — начала XXI в. приобрели форму межнациональных войн с использованием этнических чисток при одновременной пропаганде национальной и конфессиональной исключительности. На этом основании уже сегодня многие исследователи выдвигают версию о завершении глобализации.

Но самый явный и актуальный случай в современной действительности связан с оппозицией палестинцев и израильтян. Одни аналитики предполагают, что содержание темы связанно в разнонаправленности и противоположности менталитетов, другие — в набравшемся предубеждении за более чем 60-летнюю историю государства. Уже молодое поколение с той, и с другой стороны взращивается в плане пренебрежения и отвращения. Истоки отрицательного отношения иудей Израиля к палестинцам спрятаны еще в начальном понимании первых переселенцев (лозунг «дать народу без земли землю без народа», который отрицал факт существования арабов-палестинцев; убежденность в том, что Всевышний дал евреям право создать Великий Израиль на всей палестинской земле, презрение ко всем арабам как чуть ли ни к дикарям). В свой черед палестинцы абсолютно не принимают во внимание и даже отвергают истину, что евреи могут жить в Палестине, обходятся с ними как к чужестранцам, поощряют ненависть и омерзение к израильтянам. Лидер ливанской организации «Хизболла» — шейх Насрулла позволяет себе на митингах отзываться о евреях как о «потомках свиней и обезьян».

Примеры обоесторонней общеисторической национальной оппозиции, оказывающего воздействие на текущие взаимоотношения между народами, можно продолжить: Китай — Япония, Япония — Корея, Вьетнам — Франция, Вьетнам — США, Россия — Япония, Индия — Пакистан, Турция — Армения, Чили — Боливия, Аргентина — Великобритания, Куба — США, Италия — Эфиопия, Греция — Турция, Ирландия — Англия, Украина — Польша и др.

Пока исключением из всех стран, которая принесла извинения перед остальными народами за свое прошлое, остается ФРГ. Японское правительство извинилось перед корейцами, но нестандартно, заявив, что нынешняя власть не несет поручительства за поступки своих предшественников.

Оставшиеся государства продолжают притворяться, что в истории такого не было и допускают забыть об этом. Как точно заметил американский исследователь Б. Луис: «критический подход к прошлому зачастую расценивается как враждебный. Критику извне считают агрессией, критику изнутри — изменой. От науки только ждут признания заслуг и достижений различных культур. Беда в том, что сегодня иногда требуют признания не заслуг культуры, но ее совершенства, а это уже трудно назвать разумным».

Кроме того, с точки зрения науки международных отношений исключается оставлять не рассмотренной специфику разных стран и регионов. Потуги огласить причины и следствия процессов к одному термину грозят просчетами и в оценке обстановки, и в процедурах по ограничению конфликтности, ее смягчению и отрегулированию. У новых акторов появился потенциал применения международных отношений в своих намерениях, что создает сложную ситуацию. Она связана и с деятельностью государственного и национального образования в новых независимых странах. Ряд исследователей, занимающихся методологией и теорией международных отношений, замечает, что учреждение в сегодняшний день единого мира создает среду для разрушению установленного. Действительно, они присуще прежде всего для республик бывшего ССР. Игнорирование таких тенденций было бы упущение при создании политических намерений и особенно при их осуществлении. В постсоветских странах укореняется национализм, содержащий в себе этнонациональное измерение. В то же время этнический национализм, послуживший принципом возникновения этих государств, зародил трудности для остальных этнических групп, не в силах вписаться в переменяющиеся национальные взаимоотношения и обреченных на маргинализацию.

Подводя итог вышесказанному, следует подчеркнуть, что явление национализма в XXI в. указывает о кризисе современных международных отношений и мировой дипломатии. Некрупные этнические и национальные конфликты, некоторые из которых длятся еще с XX в., могут обратиться в мировую проблему, оказать подрывающее воздействие на безопасность каждого государства в мире, каким бы властным и сильным оно не казалось в настоящее время.

 

Список литературы:

  1. Барышников, Д. Н. Конфликты и мировая политика: учеб.пособие / Д. Н. Барышников. — М.: Восток—Запад, 2008. — 384 с.
  2. Гринфельд, Л. Национализм. Пять путей к современности: пер. с англ. / Л. Гринфельд. — М: ПЕР СЭ, 2008. — 528 с.
  3. Мирский, Г. Израильско-палестинский узел Большого Ближнего Востока / Г. Мирский // Вестник аналитики. — 2010. — № 1 (39). — С. 72—76.

    Пожалуйста, не забудьте правильно оформить цитату:
    Бурундукова Е.Ю. НАЦИОНАЛИЗМ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ // Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ: сб. ст. по мат. XCIV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 11(94). URL: https://sibac.info/archive/meghdis/11(94).pdf (дата обращения: 26.10.2020)